Личные инструменты

2168
з математики

132
учня

168
для 11 класу

443
відкореговано


Вашій увазі

24638
уроків


"Перестройка" и ее итоги

Гипермаркет знаний>>История>>История 11 класс>>История: "Перестройка" и ее итоги


67. <Перестройка> и ее итоги

Предыстория «перестройки».

После смерти Л. И. Брежнева (ноябрь 1982 г.) в высших эшелонах власти вновь началась борьба за лидерство. О ее остроте свидетельствует тот факт, что дважды за короткий срок на посту генерального секретаря ЦК КПСС оказывались лица, физически немощные и уже в силу этого заведомо «временные» как руководители правящей партии: с ноября 1982 г.— Ю. В. Андропов, а после его смерти в феврале 1984 г.— К. У. Черненко (умер в марте 1985 г.).

Первый из них, коммунист-консерватор по убеждениям и многолетний шеф КГБ, отягощенный опытом подавления либерально-демократической «крамолы» в своей стране и в «социалистическом содружестве», успел запомниться народу тем, что приступил к бескомпромиссной борьбе с коррупцией, включая среднее и высшее звенья госпартаппарата, и к укреплению трудовой дисциплины — «от министра до рабочего». Перепуганные чиновники поспешили довести это благое дело до абсурда (например, в крупных городах днем устраивались облавы на людей якобы для проверки причин отсутствия на рабочем месте), чем немало дискредитировали опасный для них курс нового генсека. Произнес Ю. В. Андропов и фразу, повергшую в ужас целую армию партийных обществоведов, обросших чинами и званиями в псевдонаучных стараниях обосновать концепцию «развитого социализма»: «Мы не знаем общества, в котором живем». Второй генсек, личный друг и соратник Л. И. Брежнева, начал с того, что пригласил на пленум ЦК КПСС около полусотни разжалованных Андроповым высокопоставленных аппаратчиков. Вновь по всей стране зазвучали пропагандистские фанфары о небывалых успехах социализма и «зримых ростках коммунизма».

Тем временем в стареющей партийно-государственной элите постепенно укрепились позиции относительно молодых и энергичных политиков, не только боровшихся за передел власти в свою пользу, но и готовых в большей или меньшей степени к обновлению системы. В марте 1985 г. генеральным секретарем ЦК КПСС стал М. С. Горбачев, Председателем Совета Министров СССР — Н. И. Рыжков (в декабре 1990 г. его сменил В. С. Павлов). Начался новый и последний этап в истории СССР, получивший вскоре название «перестройка».

Сразу подчеркнем: освещать этот этап (не говоря уже о следующем за ним этапе суверенного существования России) намного сложнее, чем предшествующие десятилетия. Причины очевидны. Пока недоступны источники, позволяющие вскрыть подоплеку событий недавних лет, истинные мотивы решений, принимаемых государственными мужами. К тому же многие из них продолжают в наши дни свою политическую карьеру, активно воздействуют на общественное мнение, предлагая собственную версию того, что случилось в годы «перестройки», да и позднее. Поэтому неизбежны, с одной стороны, неполнота и даже субъективизм в оценке отдельных исторических явлений и фактов, с другой — неоднозначность восприятия этих оценок в читательской среде, расколотой ныне, как и общество в целом, по политическим пристрастиям и интересам.

Тем не менее проведенный выше краткий анализ истории советского государства и общества вряд ли позволяет усомниться в том, что подвигло горбачевскую администрацию на «перестройку». Главной задачей было остановить распад системы «государственного социализма» и обеспечить интересы его правящей элиты — номенклатуры, сформировавшей этих политиков и выдвинувшей их наверх (причем первая часть задачи подчинялась второй, и довольно скоро она была отброшена). Средством избирается осторожное реформирование общественных структур, прежде всего экономики . Однако целостная и заранее проработанная концепция того, как это сделать, отсутствовала (в отличие, например, от Китая, где — правда, в менее напряженной ситуации,— коммунистическое руководство сумело добиться поэтапного и целенаправленного проведения в жизнь своей генеральной линии).

Решения горбачевской администрации очень часто не опережали и направляли общественные процессы, а следовали за ними — с нулевой в таких случаях результативностью. В огромной степени это объяснялось запоздалостью реформ, глубиной тотального кризиса, успевшего охватить основные звенья системы. Сыграло здесь негативную роль и другое обстоятельство. В первые годы «перестройки» не было серьезных социально-политических сил, способных оказывать давление на государственное руководство, побуждая его искать эффективные и адекватные быстро менявшейся ситуации решения. В обществе имелось лишь довольно абстрактное желание перемен; до осознанной готовности широких масс к радикальным преобразованиям, к смене модели общественного развития еще предстояло пройти большой и трудный путь.

Реформы в экономике.

В апреле 1985 г. на пленуме ЦК КПСС был провозглашен курс на ускорение социально-экономического развития страны. Его рычаги виделись в научно-технической революции, технологическом перевооружении машиностроения и активизации «человеческого фактора».

На встрече в ЦК с ветеранами стахановского движения и молодыми ударниками труда в сентябре 1985 г. М. С. Горбачев призвал не сводить все к рублю, не дожидаться появления нового класса машин, а мобилизовать энергию молодежи на приведение в действие «скрытых резервов»: добиться максимальной загрузки имеющихся мощностей путем организации трех-четырехсменного режима работы, укрепить трудовую дисциплину, проводить механизацию и автоматизацию силами местных рационализаторов, немедленно повысить качество продукции. С этой целью создается еще одна контролирующая инстанция — госприемка.

Ставка на энтузиазм, не подкрепленная необходимой техникой и квалификацией работников, привела не к «ускорению», а к значительному росту аварий в различных отраслях народного хозяйства. Самой крупной из них стала катастрофа на Чернобыльской АЭС в апреле 1986 г.

В середине 80-х гг. по всей стране развертываются две административные кампании: борьба с алкоголизмом и с «нетрудовыми доходами». И опять в практическом воплощении этих, казалось, благих инициатив ЦК КПСС и Совмина СССР возобладали чиновничье рвение и азарт. Вырубка виноградников, резкое сокращение продажи спиртных напитков, повышение цен на них привели к обвальному росту спекуляции спиртным, самогоноварения, к массовым отравлениям населения винными суррогатами. А борьба с «нетрудовыми доходами» на деле свелась к очередному наступлению местных властей на личные подсобные хозяйства . Реально она задела слой людей, выращивавших и продававших на рынках свою продукцию, в то время как воротилы теневой экономики, связанные с коррумпированной частью госаппарата, по-прежнему процветали.

К собственно экономической реформе власти обратились лишь с лета 1987 г. Были заметно расширены права предприятий. В частности, они получили возможность самостоятельно выходить на внешний рынок, развивать совместную с иностранными фирмами деятельность. Сокращалось число министерств и ведомств, между ними и предприятиями декларировались «партнерские», а не командные отношения. Правительство заявило о желании внедрить «полный хозяйственный расчет, самоокупаемость, самофинансирование и самоуправление» во все отрасли народного хозяйства. Трудовые коллективы отныне могли выбирать директора (позднее от этой затеи пришлось отказаться). Директивный государственный план заменялся госзаказом. На селе было признано равенство пяти форм хозяйствования: совхозов, колхозов, агрокомбинатов, арендных коллективов и крестьянских (фермерских) хозяйств.

В середине 1988 г. принимаются законы, открывшие простор для частной деятельности в более чем 30 видах производства товаров и услуг. Побочным следствием этого стала фактическая легализация «теневой экономики» и ее капиталов, накопленных разными способами, включая коррупцию и казнокрадство чиновников. По скромным и очень приблизительным оценкам, еще хилый тогда частный сектор начал «отмывать» до 90 млрд. рублей в год.

Принятый в ноябре 1989 г. закон об аренде и арендных отношениях предоставил право сельским и городским жителям брать землю в аренду в наследственное пользование на срок до 50 лет со свободой распоряжения продукцией. Но земля, как и раньше, реально принадлежала местным Советам и колхозам. А они, ревниво оберегая свое главное богатство, крайне неохотно шли навстречу новоиспеченным фермерам. Сдерживало частное предпринимательство на селе и то, что арендные договоры могли быть расторгнуты властями в одностороннем порядке с уведомлением за два месяца. Число фермерских хозяйств к концу 1991 г. не превышало 70 тыс. Располагали они только 2% всего пахотного клина в стране и 3% поголовья скота.

Следующий шаг в хозяйственной реформе был отмечен принятием в июне 1990 г. постановления Верховного Совета СССР «О концепции перехода к регулируемой рыночной экономике», а затем серии других законодательных актов (среди них важное место занимали «Основные направления по стабилизации народного хозяйства и перехода к рыночной экономике», одобренные в октябре 1990 г.). В них предусматривались постепенная демонополизация, децентрализация и разгосударствление собственности, учреждение акционерных обществ и банков, развитие частного предпринимательства и др.

Однако механизм и сроки реализации правительственных мер были намечены в программных документах весьма приблизительно, неконкретно. Слабым их местом являлась и проработка болезненных в социальном плане, но насущно необходимых для оптимизации производства вопросов реформирования кредитной и ценовой политики, системы снабжения предприятий и оптовой торговли оборудованием, сырьем, энергоносителями.

Тогда же вниманию общественности была предложена альтернативная «Программа 500 дней», подготовленная группой экономистов во главе с С. С. Шаталиным и Г. А. Явлинским. В ней намечалось провести в этот сжатый срок поэтапную кардинальную приватизацию госпредприятий с ориентацией на прямой переход к свободным рыночным ценам, существенно ограничить экономическую власть центра. Правительство отклонило ее.

В целом экономическая политика горбачевской администрации отличалась непоследовательностью и половинчатостью, что усиливало кризис народного хозяйства, дисбаланс между его различными секторами. К тому же абсолютное большинство принимаемых «правильных» законов не работало. Они выхолащивались и глушились бюрократическим аппаратом на местах, усматривавшим в непривычных новациях центра прямую угрозу своему существованию и благополучию.

Экономическая ситуация не переставала ухудшаться. С 1988 г. началось общее сокращение производства в сельском хозяйстве, с 1990 г.— в промышленности. Резко усилились инфляционные тенденции в связи с огромным бюджетным дефицитом. Инфляция, официально оцениваемая в 1990 г. в 10%, достигла к концу следующего года 25% в неделю. Золотой запас сократился в 1991 г. в десять раз по сравнению с 1985 г. и составил лишь 240 тонн.

Уровень жизни населения стремительно падал, делая в глазах простых людей рассуждения об экономической реформе все менее заслуживающими доверия. В условиях инфляции деньги теряли вес, нарастал ажиотажный спрос на товары.

Летом 1989 г. по стране прошли первые массовые забастовки рабочих, которые с тех пор уже постоянно сопутствовали «перестройке».

Цели и этапы политической реформы.

Испытывая нарастающие трудности в экономике, руководство страны во главе с М. С. Горбачевым с лета 1988 г. решилось — не без колебаний — на реформирование закостеневшей политической системы СССР, которую расценило как главное звено «механизма торможения». Подталкивало его к реформам и другое обстоятельство: появление альтернативных вариантов общественных преобразований, а также их «носителей» — новых политических сил, грозивших в дальнейшем взорвать монополию КПСС на власть.

На первом этапе целью политической реформы было укрепление руководящей роли КПСС в обществе через оживление Советов, подмятых в свое время под ее железную пяту, привнесение в советскую систему элементов парламентаризма и разделения властей.

В соответствии с решениями XIX Всесоюзной конференции КПСС (июнь 1988 г.) учреждается новый высший орган законодательной власти — Съезд народных депутатов СССР и соответствующие республиканские съезды. Выборы депутатов проводились в 1989—1990 гг. на альтернативной основе (лишь на союзном уровне треть депутатских мест резервировалась для прямых выдвиженцев самой партии и руководимых ею общественных организаций). Из числа народных депутатов были сформированы постоянно действующие Верховные Советы СССР и республик. Вводился новый пост — председателя Совета (от Верховного до районного). Председателем Верховного Совета СССР стал генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев (март 1989 г.), председателем Верховного Совета РСФСР — Б. Н. Ельцин (май 1990 г.).

Еще раньше (с середины 1987 г.) был провозглашен курс на «гласность», т. е. на контролируемое сверху смягчение цензуры над средствами массовой информации, ликвидацию «спецхранов» в библиотеках, публикацию ранее запрещенных книг и т. п. Однако вскоре выяснилось, что партаппарат, давно утративший свою гибкость и адаптационные возможности, не способен удержать поток свободного слова в русле официально подтвержденного «социалистического выбора».

В стране возникают десятки, затем тысячи независимых газет и журналов, раскованнее делается радио- и телевещание. Читатели получили возможность приобщиться к творческому наследию ученых и литераторов, считавшихся прежде сугубо «реакционными», покинувших страну или высланных за рубеж в годы советской власти (среди них знаменитые русские философы В. С. Соловьев и Н. А. Бердяев, писатели Д. С. Мережковский и В. В. Набоков, поэты Н. С. Гумилев и И. А. Бродский). Появились первые публикации книг А. И. Солженицына и других диссидентов. Для них открываются не только границы СССР, но и ворота тюрем и спецлагерей. Был возвращен из ссылки академик А. Д. Сахаров, тут же включившийся в активную политическую деятельность. На экраны вышли фильмы вроде «Покаяния» режиссера Т. Е. Абуладзе, где переосмысливались исторические и нравственные устои жизни общества в советскую эпоху. Ключом забила энергия «прорабов перестройки» — публицистов из числа малоизвестных ранее философов, экономистов, историков, писателей, режиссеров, актеров.

В сентябре 1987 г. Политбюро ЦК КПСС образовало Комиссию по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30—40-х гг. и начала 50-х гг. И хотя советское руководство не решилось коснуться массовых репрессий, организованных большевистской партией ранее, деятельность по реабилитации жертв беззакония и произвола быстро набирала темпы.

В этих небывалых с 1917 г. условиях свободы и духовного раскрепощения резко усилился спонтанный процесс формирования новых политических партий (точнее, протопартий) с крайне узкой социальной базой, зато самого широкого спектра: от монархистских до анархистских с преобладанием центристских (либерально-демократических) группировок. В республиках появляются партии и массовые движения национальной, а зачастую и националистической ориентации: «народные фронты» в Молдавии, Латвии и Эстонии, литовский «Саюдис», украинский «Рух», «Свободная Грузия» и др. В Прибалтике, Армении, Грузии и Молдавии они получили устойчивое большинство в Верховных Советах. Как политический противовес «народным фронтам» в Прибалтике и Молдавии сложились «интерфронты» — движения, выступавшие против сепаратистских, националистических тенденций, за равные избирательные права для всех жителей. Они объединяли преимущественно так называемое «русскоязычное» население.

В ряде крупных городов России также возникли аналогичные общественно-политические образования, весьма разношерстные по составу и целям. На их крайних флангах расположились прокоммунистический «Объединенный фронт трудящихся» и блок «Демократическая Россия», куда вошли наиболее радикальные и энергичные противники существующего режима.

Огромное большинство новых политических партий и движений открыто заняло антикоммунистические и антисоциалистические позиции, отражая растущее недовольство народа неспособностью правящей партии остановить развал экономики и падение жизненного уровня.

Кризис охватывает и КПСС. В ней обозначились по меньшей мере три течения: социал-демократическое, центристское и ортодоксально-традиционалистское. Происходит массовый отток из компартии (к середине 1991 г. ее численность сократилась с 21 до 15 млн. человек). В 1989—1990 гг. компартии Латвии, Литвы и Эстонии заявили о своем выходе из КПСС. Развернулся необратимый процесс идейного расслоения и организационного разброда этой несущей конструкции советской государственно-политической системы, захвативший и прочие официальные структуры (ВЛКСМ, профсоюзы и др.).

При всей своей важности он, однако, был лишь внешним проявлением другого, намного более глубокого процесса — регионального дробления до той поры единой и строго централизованной союзной номенклатуры. В стране начинают складываться новые центры реальной власти — в лице республиканских съездов народных депутатов и Верховных Советов, где происходит блокирование политиков либерально-демократической ориентации, прошедших в «парламенты» на волне критики КПСС, и старых опытных партократов.

Быстро нараставшее дистанцирование республиканских отрядов номенклатуры от московских верхов, которое стало оказывать определяющее воздействие на развитие событий в СССР, объяснялось многими причинами. Отметим главные:

безрезультативность действий центра и его прогрессирующая слабость. Он уже не мог с достаточной эффективностью, с одной стороны, обеспечивать интересы номенклатуры в целом, с другой — глушить сепаратистские тенденции в национальных регионах, систематически проявлявшиеся там и на предыдущих этапах советской истории;

сознательно взятый и умело проводимый курс правящих элит большинства республик на ликвидацию любых форм своего подчинения центру, обретение всей полноты власти. Добиться этого можно было лишь путем выхода республик из Союза, получения ими статуса суверенных, независимых государств, полноправных субъектов международного права. Именно этой цели подчиняются отныне все действия республиканской номенклатуры.

Весной и летом 1990 г. Латвия, Литва, Эстония, а за ними Российская Федерация и другие союзные республики приняли декларации о государственном суверенитете, устанавливавшие приоритет своих законов над законами Союза. Страна вступила в полосу дезинтеграции.

В ряде мест вспыхнули межнациональные конфликты. В 1988—1990 гг. до предела обострились противоречия между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха, вскоре ввергнувшие две республики в затяжную войну. Всю страну потрясли кровавые события в Фергане (1989 г.) и в Ошской области Киргизии (1990 г.), где жертвами национальной розни стали сотни невинных людей. Накалились взаимоотношения правительства Грузии с Абхазией и Южной Осетией, причем конфликт с последней вылился в 1991 г. в вооруженные столкновения. Тяжелая обстановка сложилась в Молдавии и Прибалтике. Там нарастала напряженность между коренным и «русскоязычным» населением.

Решающее значение для исхода начавшегося «парада суверенитетов» и «войны законов» имело то обстоятельство, что республиканским элитам удалось на время связать собственные интересы с интересами широких слоев населения, которые выражали несогласие с существовавшей формой взаимоотношений субъектов формально федеративного, а на деле унитарного Союза.

На протяжении десятилетий центр систематически перекачивал материальные и финансовые средства из России в национальные республики, стремясь где ускорить развитие отсталых регионов, где «умиротворить» народы, насильно включенные в состав советской империи, более высоким (по сравнению с общесоюзным) уровнем жизни. Но превратив Россию в «донора» и обескровив ее, руководство СССР так и не смогло снять напряжение в межнациональных отношениях. Немалую роль здесь играли и чрезмерный централизм в управлении, и навязывание союзными органами своих установок в области использования природных ресурсов, экономического, социального и демографического развития республик без должного учета их собственных интересов, и многочисленные факты неуважения национальной культуры, языка, обычаев. Жесткая реакция союзных властей на любой всплеск национальных чувств только еще больше загоняла их в подполье и таким путем создавала эффект тлеющего торфяного болота. На поверхности было все спокойно, звучали бравурные речи о дружбе народов, а внутри не затухали очаги межнациональной розни, непонимания и разногласий.

Сыграло на руку местным правящим элитам и конституционное оформление большевистского «наследия» в области национально-государственного строительства. Как мы знаем, коммунистическую идеологию пронизывала идея о праве наций на самоопределение вплоть до отделения. Единое государство — СССР — во всех конституциях начиная с 1924 г. официально рассматривалось в качестве «добровольного союза суверенных советских республик», обладающих правом свободного выхода из него (ни в одном государстве мира никакая его часть не имеет конституционного права на отделение и образование самостоятельного государства). Закрепленное в Конституции территориально-государственное размежевание внутри страны, хотя проводилось волевыми решениями центра и не следовало строго национальному принципу, в конечном счете основывалось именно на нем — каждая из союзных республик создавалась на базе крупной «титульной» нации, дававшей субъекту СССР свое историческое имя. Республиканские органы власти и управления, мало отличавшиеся по реальным полномочиям от аналогичных органов в областях Российской Федерации, имели тем не менее все атрибуты собственной суверенной государственности: законодательные (Верховные Советы, позднее — съезды народных депутатов), исполнительные (Советы Министров), судебные (Верховные суды), министерства и т. д.

По мере ослабления КПСС — несущей конструкции союзного государства — все эти конституционные положения начали с нараставшей силой работать против центра, создавая, помимо прочего, благоприятный международно-юридический фон для его развала.

Оказавшись под перекрестным огнем критики политических оппонентов с левого (ортодоксально-марксистского) и правого (либерально-демократического) флангов, а также руководства республик, горбачевская администрация вяло, теряя инициативу, перешла с весны 1990 г. ко второму этапу политических реформ. Постепенно они распространились и на сферу государственного устройства СССР. Отличительными чертами этого этапа были:

признание постфактум сдвигов в общественных настроениях, в реальной расстановке политических сил и их законодательное оформление (принятие в августе 1990 г. закона о печати, где на государственном уровне провозглашалась свобода средств массовой информации и недопущение их цензуры; отмена ст. 6 Конституции СССР, закреплявшей «руководящую и направляющую» роль КПСС; начатая с 1991 г. официальная регистрация политических партий и др.);

отказ от поддержки распадавшейся КПСС в ее прежнем виде и попытка перестроить партию по образцу западной социал-демократии в надежде обрести опору в лице коммунистов-реформаторов. Соответствующая программа, разработанная генсеком и его единомышленниками, была одобрена XXVIII съездом КПСС (лето 1990 г.), но так и не проведена в жизнь;

введение новой высшей государственной должности — Президента СССР и концентрация властных полномочий в президентском аппарате за счет союзных советских структур (съезда народных депутатов и Верховного Совета), терявших контроль над ситуацией в стране и авторитет в обществе. III съезд народных депутатов СССР в марте 1990 г. избрал Президентом М. С. Горбачева;

прямые переговоры Президента СССР с руководством республик о заключении нового Союзного договора. Они начались в президентской резиденции Ново-Огарево в апреле 1991 г. после того, как центр исчерпал свои возможности по силовому давлению на местные власти (в апреле 1989 г.— в Тбилиси, в январе 1990 г.— в Баку, в январе 1991 г.— в Вильнюсе и Риге). С другой стороны, прошедший в марте 1991 г. первый в советской истории всесоюзный референдум давал М. С. Горбачеву и его сподвижникам надежду, что «глас народа» будет услышан республиканскими политиками: из 185,6 млн. полноправных граждан проголосовали 148,6 млн., 76,4% которых высказались за «сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик».

Распад СССР.

В переговорах с Президентом СССР согласились участвовать представители девяти из пятнадцати союзных республик. Они почти единодушно выступили против позиции М. С. Горбачева, стремившегося сохранить единое многонациональное государство на основе реальной федерации ее субъектов.

Свободу маневров центра стесняли забастовки многих трудовых коллективов, выдвинувших лозунги отставки М. С. Горбачева, отмены всех привилегий номенклатуры, упразднения КГБ, проведения альтернативных выборов на основе многопартийности, департизации предприятий и передачи их под республиканскую юрисдикцию. В апреле 1991 г. число бастующих перевалило за миллион. Забастовки продолжались в течение нескольких недель и были приостановлены, лишь когда власти приняли требования рабочих в части перехода предприятий под юрисдикцию республик и прекращения перечислений прибыли (особенно валютной) в союзный бюджет.

К августу 1991 г. с трудом удалось подготовить компромиссный и согласованный лишь в общих чертах проект Союзного договора. Согласно ему, республики получали значительно больше прав, центр из управляющего превращался в координирующий. Реально у него в руках оставались лишь вопросы обороны, финансов, внутренних дел и в урезанном виде — налоговой и социальной политики. Часть вопросов находилась в совместном ведении (принятие новых законодательных актов, определение налоговых отчислений в пользу центра и основных направлений их расходования). Все остальные властные полномочия передавались исключительно республикам. Главы их правительств получали возможность участвовать в работе союзного кабинета министров с правом решающего голоса. Русский язык, оставаясь «языком межнационального общения», утрачивал функцию «государственного языка».

Подписание договора было намечено на 22 августа. Но оно так и не состоялось.

В ночь с 18 на 19 августа 1991 г. произошло выступление консервативного крыла в высшем руководстве СССР. Его не устраивали проект Союзного договора, наделявший центр призрачной властью, утрата действенного контроля над республиканскими Верховными Советами и правительствами. В отсутствие М. С. Горбачева (он отдыхал в Крыму) был учрежден Государственный комитет по чрезвычайному положению в стране (ГКЧП). В него вошли вице-президент СССР Г. И. Янаев, премьер В. С. Павлов, министр обороны Д. Т. Язов, министр внутренних дел Б. К. Пуго, председатель КГБ В. А. Крючков и ряд других ответственных работников. ГКЧП объявил о введении чрезвычайного положения в отдельных районах СССР; о расформировании структур власти, действовавших вопреки Конституции 1977 г.; о приостановлении деятельности оппозиционных партий; о запрете митингов и демонстраций; о контроле над средствами массовой информации. В Москву вошли войска.

Население страны в целом сохраняло спокойствие. Продолжалась работа шахт, заводов, фабрик, учреждений, транспорта, в деревне — уборка скудного урожая. Лишь в Москве, а затем и в некоторых других крупных городах России Президенту РСФСР Б. Н. Ельцину (избран на этот пост всенародным голосованием в июне 1991 г.) удалось организовать тысячи своих сторонников на активное сопротивление мерам ГКЧП (митинги протеста, строительство баррикад у здания Верховного Совета РСФСР и т. п.). Ряд воинских частей и военачальников отказались подчиниться «путчистам». Главнокомандующий ВВС маршал авиации Е. И. Шапошников, например, не выполнил приказ Д. Т. Язова о приведении ВВС в повышенную боевую готовность. Однозначно проельцинские позиции заняли представители частного сектора экономики. В условиях, когда ГКЧП практически бездействовал, этого оказалось достаточным для ликвидации «путча». 22 августа члены ГКЧП были арестованы по обвинению в попытке государственного переворота. Через несколько дней аресту подвергся председатель Верховного Совета СССР А. И. Лукьянов.

Сразу после упразднения ГКЧП Президент РСФСР Б. Н. Ельцин приостановил деятельность КПСС на территории Российской Федерации, а в ноябре 1991 г. запретил ее вовсе, что неизбежно повлекло за собой ликвидацию КПСС как единой общесоюзной партии. После этого процесс раздробления СССР стал необратимым. Уже в августе три прибалтийские республики заявили о своем выходе из СССР. Президент М. С. Горбачев подписал указ о признании этого выхода. Очередной съезд народных депутатов СССР (конец августа — начало сентября 1991 г.) объявил о самороспуске.

М. С. Горбачев, отказавшись от поста генерального секретаря ЦК КПСС, продолжал бороться за Союзный договор, получая ограниченную поддержку лишь от лидеров Белоруссии, Казахстана и среднеазиатских республик. В сентябре по инициативе Горбачева началась проработка идеи образования вместо СССР Союза суверенных государств, который должен был представлять собой фактически конфедерацию, но с институтом единой президентской власти (весьма урезанной). По сути это была последняя попытка центра, агонизирующего под мощным давлением рвущихся к безраздельной власти республиканских правящих элит, предотвратить бесконтрольный развал СССР и неизбежные при таком повороте событий бедствия и страдания миллионов простых людей во всех концах бывшего Союза. История, однако, рассудила по-своему.

8 декабря 1991 г. лидеры России, Украины и Белоруссии (Б. Н. Ельцин, Л. М. Кравчук, С. С. Шушкевич) объявили о роспуске СССР и создании Содружества Независимых Государств (СНГ). Этот акт вошел в историю как «Беловежское соглашение». 21 декабря к СНГ присоединились поставленные перед свершившимся фактом руководители еще восьми республик (Азербайджан, Армения, Казахстан, Киргизстан, Молдавия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан), санкционировав тем самым кончину Союза. 25 декабря М. С. Горбачев подал в отставку с поста Президента СССР.


1. Попытайтесь сформулировать четкое определение понятия <перестройка>, включив в перечисление его существенных признаков хронологические рамки этого периода, главную задачу средства достижения целей и основные итоги.
2. Проследите этапы масштабной экономической реформы 1985-1991 гг. и проанализируйте причины ее низкой результативности:

Этапы, их хронологические рамки    

Направление реформы и ее рычаги     

Эффективность принятых мер

3. Проследите этапы политической реформы 1988-1991 гг. и оцените ее результативность.
4. Выясните названия партий и движений, возникших на волне <перестройки>, и сгруппируйте их по политической ориентации. Сравните условия массового формирования политических партий и движений в дореволюционной России (см. пп 8-9, 12, 25) и в конце 80-х гг. Подготовьте аналитическое сообщение о современной политической партии или организации, цели и деятельность которой вы поддерживаете.
5. Проанализируйте политику правящей партии и Советского государства в области межнациональных отношений в 1917-1991 гг. (см. пп 31, 43, 49, 67). В чем, на ваш взгляд, истоки межнациональных конфликтов в перестроенные годы?


Левандовский А.А., Щетинов Ю.А. Россия в XX веке. 10 -11 классы. - М.: Просвещение, 2002


Книги и учебники согласно календарному плануванння по истории 11 класса скачать, помощь школьнику онлайн


Содержание урока
1236084776 kr.jpg конспект урока
1236084776 kr.jpg опорный каркас  
1236084776 kr.jpg презентация урока
1236084776 kr.jpg акселеративные методы 
1236084776 kr.jpg интерактивные технологии 

Практика
1236084776 kr.jpg задачи и упражнения 
1236084776 kr.jpg самопроверка
1236084776 kr.jpg практикумы, тренинги, кейсы, квесты
1236084776 kr.jpg домашние задания
1236084776 kr.jpg дискуссионные вопросы
1236084776 kr.jpg риторические вопросы от учеников

Иллюстрации
1236084776 kr.jpg аудио-, видеоклипы и мультимедиа 
1236084776 kr.jpg фотографии, картинки 
1236084776 kr.jpg графики, таблицы, схемы
1236084776 kr.jpg юмор, анекдоты, приколы, комиксы
1236084776 kr.jpg притчи, поговорки, кроссворды, цитаты

Дополнения
1236084776 kr.jpg рефераты
1236084776 kr.jpg статьи 
1236084776 kr.jpg фишки для любознательных 
1236084776 kr.jpg шпаргалки 
1236084776 kr.jpg учебники основные и дополнительные
1236084776 kr.jpg словарь терминов                          
1236084776 kr.jpg прочие 

Совершенствование учебников и уроков
1236084776 kr.jpg исправление ошибок в учебнике
1236084776 kr.jpg обновление фрагмента в учебнике 
1236084776 kr.jpg элементы новаторства на уроке 
1236084776 kr.jpg замена устаревших знаний новыми 

Только для учителей
1236084776 kr.jpg идеальные уроки 
1236084776 kr.jpg календарный план на год  
1236084776 kr.jpg методические рекомендации  
1236084776 kr.jpg программы
1236084776 kr.jpg обсуждения


Интегрированные уроки


Если у вас есть исправления или предложения к данному уроку, напишите нам.

Если вы хотите увидеть другие корректировки и пожелания к урокам, смотрите здесь - Образовательный форум.